СВО глазами американского подполковника Вершинина

СВО глазами американского подполковника Вершинина

Уже несколько дней, как все украинские информационные ресурсы дружно заговорили о начале наступления нашей армии на Харьков. Первый на очереди – город Волчанск. Уже освобождены несколько приграничных сёл, откуда действовали диверсионно-разведывательные группы ВСУ вот уже не меньше года. Поэтому начало нашего наступления было всего лишь делом времени. Станет ли это началом широкомасштабного наступления с целью освобождения Харькова, нам неведомо. Но то, что происходит, на 100% подтверждает принятую нашими военными тактику навязывания противнику своей воли, как выражался 200 лет назад генерал Карл фон Клаузевиц. Цель – окончательно измотать противника, лишить его резервов и способности к сопротивлению не на отдельных участках боевого соприкосновения, а по всей линии фронта.

Про ход СВО пишут много и в разных странах. В том числе на сайте одного из самых авторитетных в мире военных институтов – Royal United Services Institute (RUSI) (Великобритания). Институт основан ещё в 1831 г., то есть почти 200 лет назад, по инициативе победителя Наполеона в битве при Ватерлоо фельдмаршала Веллингтона. Он создал журнал для военных и офицеров, которые остро нуждались в систематическом освоении новейшего профессионального опыта.

Так вот – на сайте института RUSI была опубликована статья подполковника вооружённых сил США Алекса Вершинина. Участника военных действий в Ираке, Афганистане. В течение последнего десятилетия перед выходом на пенсию он работал офицером по моделированию и симуляции в разработке концепций и экспериментах для НАТО и армии США. Похоже, Алекс Вершинин имеет русские корни, а может, и русский язык знает. Поэтому знаком с нашей военной литературой.

Так вот, американский подполковник Вершинин опубликовал в журнале RUSI статью с названием «Истощающее искусство: уроки российской войны на Украине». Для нас это полный ураган. Вершинин доказывает, что мы ведём на Украине победную войну на истощение. И Запад, не говоря, собственно, о ВСУ, ничего этому противопоставить не может. Главное – не может обеспечить свои войска тем же количеством ресурсов.

Вот что говорит американец Вершинин: «Украина начала войну с тысячью восемьюстами артиллерийскими орудиями советского калибра. Это позволяло вести скорострельность от 6000 до 7000 выстрелов в день против 40 000–50 000 выстрелов в день у русских. К настоящему времени вместо эффективной артиллерии советских времён Украина использует 350 артиллерийских орудий западного калибра, многие из которых уже уничтожены. Или вышли из строя в результате чрезмерного использования.

Это ограничение вынудило Украину использовать многочисленные пехотные формирования. Если украинские войска не вступят в прямой бой с российскими войсками, существует значительная вероятность того, что они будут уничтожены на расстоянии российской артиллерией. В некотором смысле у Украины нет другого выбора, кроме как начать атаки, невзирая на человеческие и материальные потери.

Исходя из этих факторов, – пишет американец Вершинин в главном военном журнале запада и НАТО – RUSI, – российская сторона сделала ставку на традиционную войну на истощение, ориентированную на огневую мощь. Цель состоит в том, чтобы вызвать неприемлемый уровень потерь, уничтожая украинскую живую силу и технику, сохраняя при этом собственные силы России. Территория не важна; её потеря приемлема для сохранения боевой мощи. Под Киевом, Харьковом и Херсоном русская армия отказалась сражаться в неблагоприятных условиях и отступила, приняв на себя политическую цену за сохранение своих сил.

Российская артиллерия уничтожает украинские силы, прежде чем пехота уничтожает выживших. Это медленная, изматывающая война, но с соотношением потерь, которое значительно в пользу России. Россия не могла атаковать, потому что ей не хватало живой силы для защиты флангов наступающих войск. Сегодня ситуация меняется на 180 градусов. Войны на истощение выигрываются за счёт бережного отношения к собственным ресурсам и уничтожения ресурсов противника. Россия вступила в войну с огромным превосходством в материальной части и большей промышленной базой, чтобы выдержать и восполнить потери. Они бережно хранили свои ресурсы, отступая каждый раз, когда тактическая ситуация оборачивалась против них. Западные страны не готовы к сложным и затяжным боям на фронте в зоне украинского конфликта с тактикой русских на ведение войны на истощение. Армии стран НАТО ориентированы на короткие и маневренные столкновения, а их ресурсы и система обучения не рассчитаны на долгосрочные операции».

В ЭТОМ главное объяснение того, что страны НАТО по-тихому отползают с Украины, хотя и оставляют за собой право кидать понты, как говорят у нас в известных кругах. Тем временем профессиональные военные США называют главную ошибку ВСУ – это постоянные маневры с ресурсами, когда их перекидывают с одного участка на другой, постоянные попытки воевать за территории вплоть до их возвращения к границам 1991 года. Это и есть самый быстрый способ проиграть войну.

Но, как говорит подполковник США Вершинин, есть и исключения в войне на истощение, когда территории не просто важны, а очень важны. Но это только территории, где есть развитая промышленность. Такие как города Харьков, Днепропетровск и Запорожье.

Не трудно понять, что это города с мощной военной промышленностью, которую Украина практически потеряла. Начальники ВСУ, не говоря о Зеленском, просто забыли или не знали, что на войне главное – это поставки вооружения, которое доступно и понятно в употреблении для личного состава и в первую очередь для новобранцев, которым завтра идти в бой. К примеру, в Советском Союзе на каждый один немецкий танк производилось 8 наших. Немецкие танки часто были лучше по отдельным показаниям. Их было труднее уничтожить. Но наши были проще, и их было больше.

Это заблуждение – вера в чудо-оружие – так и осталось в головах западных военных стратегов, а потом передалось и украинцам. Именно от этого – уверенность, что использование, к примеру, танков «Абрамс» или «Леопард» принесёт Киеву скорую победу. Западные стратеги и журналисты настолько погрязли в этой своей скверне, что в репортажах с выставки подбитой и сожжённой на Донбассе западной военной техники они пишут, что русские испытывают шок, когда смотрят на ржавый немецкий, британский или французский хлам как на «совершенно уникальную технику инопланетян». Вы только послушайте – мы смотрим на подбитые и искорёженные «Абрамсы» и «Леопарды», «Брэдли» или гаубицу с разорванным стволом «Цезарь» как на высшую технику инопланетян! Но кто, спрашивается, победит в этой войне с такими инопланетянами?

Но это лирика. Продолжим о серьёзном. Вы посмотрите, что значит снабдить свою армию иностранной военной техникой. Предположим, вам поступила батарея американских 155-миллиметровых гаубиц. Это восемь орудий. Это около 150 человек квалифицированного обслуживающего персонала, включая офицеров. Кто будет обслуживать эту инопланетную технику, когда пара-тройка инопланетян, а лучше десяток-другой будут уничтожены? Где украинцы возьмут этих «зелёных человечков», которые умеют стрелять из трёх топоров? Это вопрос. А вот наша артиллерия настолько доступна и проста в использовании, что позволяет собой управлять даже новобранцам после недели-другой обучения.

Но вернёмся к тактике войны на истощение, о которой пишет американский подполковник Вершинин. Первый этап после начала СВО мы уже прошли, мы – это русские, про которых пишет американец. Первый этап – от начала боевых действий до совершенствования механизма мобилизации. Не только людских резервов, но и мобилизации военной промышленности. Дальше, говорит американец, нам нужно выполнить четыре условия для достижения полной победы.

1. Мобилизованные силы сформированы и готовы к боевым действиям.

2. Стратегические резервы противника исчерпаны, и он не может уже укреплять свою оборону.

3. У русских сформировано огневое и разведывательное превосходство. Притом что хорошо известно о запуске многих разведывательных спутников ВКС России за прошедшие два года. Об огневой мощи уже было сказано.

4. Промышленный сектор Украины деградировал и не может восполнять потери. Особенно в условиях постоянного обнуления электроснабжения промышленных предприятий.

Только после реализации и наступления всех этих условий, пишет американец, и возможно наступление вооружённых сил России по широкому фронту с одновременными сильными ударами в нескольких точках. Сегодня это Очеретино, Часов Яр, Марьинка, Харьков, Угледар, Работино и Северск.

Цель – классическая военная: растянуть фронт и наращивать удары в нескольких точках, пока фронт не рухнет. Сегодня в Киеве уверены, что направление главного удара – это Харьков. Но при такой тактике, которую задействовали вооружённые силы России, – это далеко не факт. Главный удар может случиться где угодно.

Классический пример растягивания фронта и подготовки генерального наступления – это так называемый Брусиловский прорыв июня 1916 года во время Первой мировой войны. Им командовал генерал царской армии Алексей Алексеевич Брусилов. Его армия противостояла армиям Австро-Венгерской империи, союзницы кайзеровской Германии.

Преодоление хорошо продуманной и эшелонированной обороны являлось главной проблемой штабов обеих противоборствующих сторон. Наш Главный удар был намечен на участке одной из четырёх армий, входивших в состав фронта. Но – внимание! – подготовка велась во всех четырёх армиях и притом по всему фронту каждой из них. Основная идея обмана – заставить противника ожидать атаки на всём протяжении фронта и этим лишить его возможности угадать место действительного удара, чтобы успеть принять своевременные меры к его отражению. По всему фронту, растянувшемуся на несколько сотен километров, рыли окопы, ходы сообщения, пулемётные гнёзда, строили убежища и склады, прокладывали дороги, сооружали артиллерийские позиции. О месте действительного удара знали только командующие армиями.

В результате австро-венгры были отброшены на 120 км, общие потери немцев и австро-венгров к концу операции составили полтора миллиона человек. Такая тактика, разработанная генералом Брусиловым, активно применялась в ходе наступления Красной армии с конца 1943 по 1945 год. Похоже, и сегодня на Украине мы наблюдаем то же самое. Запомните – у военных это называется – расшатывание фронта.

А сейчас ещё одна тонкость военного искусства, о которой говорит американский подполковник Вершинин. После того как фронт прорван, войска начинают охват противника. Есть и двойной охват. Он называется окружением или взятием противника в клещи. Так была взята Авдеевка, такая тактика используется сегодня в районе Часова Яра и Очеретино. Есть вероятность охвата как Харькова, так и Славянска с Краматорском в ДНР, которые пока находятся под контролем ВСУ. И это – то есть охваты – было любимым приёмом Красной армии во время Отечественной войны.

Но и до Красной армии примеров хватало. Первый из известных – это двойной охват войсками Ганнибала римской армии в 216 году до нашей эры в битве при Каннах. Эта самая римская армия была уничтожена практически за час.

Понятно, как и все военные операции, двойные охваты бывают тактическими, когда берут какой-то укрепрайон, скажем, село. Затем – оперативный, когда это город, в пример можно провести Сталинградскую битву, когда 300-тысячную армию Паулюса окружили и уничтожили части Красной армии.

Наконец – стратегический охват. Лучший пример в мировой военной истории – это охват частями Красной армии в огромные клещи Квантунской армии Японии в 1945 году. Это была операция Красной армии под названием Маньчжурская. Длилась всего 10 дней. Японцы до сих пор вздрагивают, когда вспоминают об этом. Они потеряли больше 700 тыс. солдат и офицеров. Наши потери оцениваются в три тысячи погибших.

Для нас же, простых обывателей, главным остаётся вопрос – что наша армия будет охватывать, когда фронт будет расшатан на всём протяжении в 1250 километров?

Источник: argumenti.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Яндекс.Метрика