Спустя полгода воронежские следователи подтвердили, что 31-летнего мужчину до смерти загрызли собаки

Спустя полгода воронежские следователи подтвердили, что 31-летнего мужчину до смерти загрызли собаки

1 июня прошлого года на улице Машиностроителей в областном центре местные жители обнаружили тело 31-летнего местного жителя, которого до смерти загрызла собака. Перегрызла горло.

«По факту обнаружения 01.06.2023 около одного из домов по улице Машиностроителей тела 31-летнего мужчины с признаками насильственной смерти возбуждено уголовное дело по статье 105 УК РФ (убийство). С целью установления точной причины смерти назначена судебно-медицинская экспертиза. Выполняется комплекс следственных действий, направленный на установление всех обстоятельств совершенного преступления», — сообщила тогда пресс-служба воронежского СК.

Обстоятельства смерти воронежца расследовались. Но только 19 января в пресс-службе СУ СКР по региону назвали причину смерти воронежца. По словам следователей, местный житель погиб от кровопотери, вызванной укусом животного в области верхней конечности и плеча.

Местные журналисты отмечают, что безнадзорные своры нередко нападают на людей, переносят смертельно опасные болезни, однако воронежские чиновники и зоозащитники упорно продвигают идеи гуманизма, при том, что в других регионах бродячих псов уже усыпляют.

А в данном случае — громко заявляют о том, что погибший виноват сам, ведь в его крови обнаружен алкоголь и запрещённые вещества. Единственный сын у родителей-инвалидов: отец после инфаркта, мать после всего случившегося перенесла четвёртый инсульт — выжила чудом. Артём служил в морфлоте в Мурманской области. По профессии машинист-механик, но нашёл себя в другом — делал детскую мебель и диковины из дерева. Семья держалась на нём. Вечером 31 мая Артём пошёл к другу. И не вернулся ночевать.

То, что осталось от Артёма, нашли наутро прохожие метрах в 30 от дворовой свалки на Машиностроителей, 92, где нередко копошится собачий табор. Напротив жилой пятиэтажки.

Когда журналисты написали об этом вопиющем случае, их чуть ли не сразу окрестили «собаконенавистниками» и «разжигателями ненависти». Увы, но очень большая часть зоозащитников в наше время отличается радикальностью. И человек, каким бы он ни был, для них вторичен. Дай им волю — собаки заполонили бы всё, а мы бы передвигались перебежками от укрытия до укрытия. Во многих населённых пунктах проблема бродячих собак уже давно переросла в «проблему выживания». Людей, не собак. И Воронеж, как видится, не исключение.

«Воронежская зоошиза, слившаяся в коррупционном экстазе с чиновниками, нагнула миллионный город, взяли в плен миллион жизней», — такое мнение сегодня можно услышать в городе нередко.

И самое страшное — при любой трагедии, связанной с нападением на человека одичавшей стаей, поднимается буквально вой любителей клыкастых бомжей. Дескать бедных собачек терроризируют, не дают им вольготно жить, ходят-бродят люди, собачек раздражая. А у бедняжек инстинкт — они свою территорию охраняют. И это надо понимать и принимать… Но вот только кто сказал, что город или посёлок — это территория собак, а не людей? Пролоббировавший «собачий закон» господин депутат Бурматов?

Согласно мнению агрессивной части зоозащиты (как кажется, основанной на постулатах Бурматова), виноваты во всем лишь люди. Дескать именно они расплодили на улицах собачьи стаи. Дескать, купят песика, наиграются и выбросят. Вот и множилось собачье поголовье. Но ведь абсурд! Начнём с того, что купленную за немалые деньги породистую псинку никто не выкинет. Ибо затрачено и на её покупку, и на её содержание немало денег. А деньгами разбрасываться не принято. А во-вторых, послушайте специалиста-кинолога:

«Устойчивое мнение о том, что потерявшиеся или выброшенные из дома домашние собаки превращаются в бродячих и сбиваются в стаи, является распространённым заблуждением. По данным специалистов Зоологического института РАН, выросшие в неволе псы, даже бойцовских пород, на улицах выживают крайне редко. Если их в течение недели не подберут люди, участь их практически предрешена. Населяющие помойки и парки звери — это дикое животное, приспособившееся для жизни в городе. Внешний вид таких собак из поколения в поколение приближается к виду их дикого предка — разновидности волка, приспособившейся к поиску пищи среди отбросов возле стоянок первобытного человека и впоследствии одомашненной человеком».

И на самом деле, одичавшие собаки страшнее волков — это вам любой егерь скажет. Собаки не боятся людей, огня, машин, выстрелов, и при этом убивают жертв часто ради удовлетворения охотничьего инстинкта, но не ради пропитания.

Но кого это волнует, когда тема бродячих собак для некоторых давно стала темой собственного не бедного житья? Только идиот не понимает, что вокруг «собачьего вопроса» крутятся огромные деньги. На эту тему рассуждает редактор отдела расследований воронежского издания «МОЁ!» Татьяна Тельпис.

Думается, что материал журналиста достоин того, чтобы воспроизвести его дословно, без сокращений. Ибо там затронуты существенные аспекты проблемы. Её материал называется «Кота Твикса загрызли бездомные псы, а отвечать снова нам всем?».

Итак, Татьяна Тельпис пишет:
«Похоже, мы живём в мире, где всё вверх тормашками. Каждый день как на кнопке «повтор». Я иду по улице, на меня нападают грабители, обирают до нитки, хватают за глотку, я ору «па-ма-ги-те!»
— Эй, — щёлкает пальчиками перед моим носом чистенький дяденька. — Вам показалось. Вы смотрите в ту сторону, а надо в эту.
— Да вот же они, — ору я, задыхаясь. — Грабят меня и душат! Хватайте, держите!
— Мы заинтересовались вашей проблемой, — участливо соглашается дяденька. Она у нас на контроле. Мы разберёмся.
— Они ж меня у-би-ва-ют!
— Но вы же пока живы. Значит, вы ошибаетесь. Мы и бумагу вам выдали, что вы ошибаетесь, — мягонькой ладошкой дяденька толкает мне в рот бумажку. — А когда убьют, мы предпримем все возможные меры: будьте спокойны.
Бездомные собаки нас уже убивают — по всей стране. Ау, дяденька? Вон и рыжего питерского кота Твикса они убили — кировские бродячие псы. Когда котофея нашли, рассказывали волонтёры, тело ещё не окоченело, но на животе были следы от собачьих укусов, вокруг — множество собачьих следов.

— Котик замёрз на морозе! — изрекает дяденька. — Такое не должно повториться. Наказать проводницу, высадившую его из поезда!

— Но собаки…
— Кот замёрз! — округляет глаза дяденька. — Мы созываем комиссию! Проводницу — наказать!
— Проводницу — посадить! — нарастает гулом из телеграмов с пёсьими мордами на аватарках. — По статье! А лучше по двум! Страна рыдает по невинно загубленной душе, а-а-а-а! Проводницу по статье, проводницу по статье! Кто не скачет — живодёр!
Когда мне в ленту упало видео с рыжим котом в ангельском образе — с крылышками такой, над ушками нимб — и с траурной вязью «помним, любим, скорбим, ты навсегда в наших сердцах!», я себя ущипнула. Я кинулась искать новости, что разбираются с кировскими чиновниками и отловщиками, отвечающими за бродячих псов. Что ищут тех собак, которые сожрали бедолагу Твикса — а вдруг они ещё кого-то успели сожрать, вдруг они бешеные? И может, до дяденек наконец дошло, что их священная корова с короной «ОСВВ» опаснее троянского коня и химеры вместе взятых? Ну хотя бы об обязательной регистрации и чипирования домашних животных заговорили?

«В Госдуме появится рабочая группа по изменению правил перевозки животных в транспорте, — выдаёт мне Яндекс. — В неё войдут представители профильных федеральных ведомств, перевозчиков (РЖД, S7, „Аэрофлот“) общественных и зоозащитных организаций, экспертов и кинологов».

РЖД надо провести беседы с сотрудниками, веско отпускает очередной дяденька, чтобы не обижали котиков…
Не удивлюсь, если скоро какие-нибудь учёные разработают теорию о сакральном влиянии рыжих котов на общественно-политические процессы. Труды о пользе кормления бродячих псов «для избавления от агрессии» уже есть: академические «исследования» проводились с благотворительным зоозащитным фондом.

И знаете, до каких пор будет дуреть эта адская петрушка? До каких пор бездомные псы будут жрать нас и наших котов, а их — бездомных псов — будут травить и отстреливать те, у кого терпение всё-таки лопнуло?

Ровно до тех пор, пока многомиллионные контракты на отлов, вакцинацию, стерилизацию, выпуск будут получать владельцы «благотворительных зоозащитных фондов» и собачьих концлагерей с табличками «приют». А владельцы остальных таких же фондов и «приютов» — не получающие контракты — будут наживаться на другом: на торговле эмоциями. «Ми-ми-мишечку бросил злюка-хозяин! Сутки в ветеринарном стационаре для бедного хвостика стоят 5 тысяч рублей! Деньгу куратору на карту!»

Не мне вам рассказывать, кем продавливался и как принимался 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными»: фото с осадой Госдумы «зоозащитниками» с плакатами «Нам нужен закон» есть на сайте самой Думы — как символ общей победы «гуманности». Акции чётко планировались и координировались через социальные сети. Среди вопящих «за закон» были народные «звёзды» — владеющие зооприютами и фондами, но не было ни одного зоолога, кинолога, биолога — учёного, который бы объяснил: уличные собаки, которые кошмарят жилые квараталы, и домашние — это разные собаки. Он объяснил бы термин «синатропность». И то, что домашний пёс на улице не проживёт и недели: умрёт от голода и холода, либо его разорвут бродячие сородичи.

Ведущие российские биологи Юрий Дгебуадзе, Варос Петросян и Людмила Хляп в 2018-м издали монографию «Самые опасные инвазионные виды России (ТОП-100)». Инвазионный — значит угрожающий экосистемам и здоровью людей. В разделе «млекопитающие» — 10 животных: мышь домовая, серая и чёрная крысы… На втором месте — Canis familiaris: «бродячая собака домашняя».

Вы в курсе, сколько, например, в Воронеже тратится на содержание одного бродячего пса, которого признали «немотивированно агрессивным» и забрали с улицы пожизненно? Больше 10 тысяч рублей в месяц — такую сумму мне назвали в мэрии. В одной лишь Воронежской области на 2024-й из бюджета на ОСВВ выделили 103 миллиона (!) рублей. В масштабах страны — миллиарды. Только потом стерилизованные и вакцинированные вдруг плодятся и болеют бешенством.

— Ну… Вакцина не даёт 100-процентной защиты, — печально объясняет мне очередной уважаемый дяденька. — Зависит от иммунитета бездомной собачки. А для лучшего эффекта — прививать двукратно, с разницей в месяц. Это повысит бюджетные расходы на содержание в приюте, но мы готовы!

А вы нас спросили? Мы готовы?»…

Источник: argumenti.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Яндекс.Метрика